Прислать новость Магазин

«Не хочу, чтобы моего сына забили до смерти»

Липчанину пришлось спасать своего ребёнка из семьи экс-супруги, которая стала жить с настоящим извергом

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

1

Читать все комментарии

487

31-летний липчанин Алексей Р. 8 месяцев не мог добиться от суда решения, обязывающего вернуть его 8-летнего сына Кирилла и ограничить бывшую супругу в родительских правах. Всё это время мальчик продолжал жить со своей с матерью Александрой, младшего сына которой до смерти забил её сожитель. Побоям подвергался и сам Кирилл. Мать знала о происходящем, но не предпринимала никаких попыток остановить мужчину и даже после смерти сына продолжала жить с его убийцей, пока его не взяли под стражу.

У Алексея и Александры начиналось всё хорошо. Они встретились в 2008 году и вскоре решили пожениться. В 2010-м у супругов родился сын Кирилл. Но вскоре Алексей поймал супругу на измене. Из-за конфликта женщина переехала в Москву вместе с ребёнком. О её местонахождении ничего не было известно около полутора лет. Официально развелись Алексей и Александра только в 2012 году.

— Кирилл после нашего развода остался жить с мамой. В 2015 году Александра родила второго ребёнка от другого мужчины, — говорит отец Кирилла Алексей. — Всё это время я честно платил алименты. Потом она разошлась и с отцом второго малыша и стала сожительствовать с неким Владимиром (в Липецке. — Ред.), который зверски избивал обоих детей, объясняя это тем, что они его не слушались. В 2017 году он до смерти забил её младшего ребёнка.

Справка:

По оценке Московского исследовательского центра по правам человека, в России ежегодно от родителей убегают около 50 000 детей, пытаясь избежать домашнего насилия.

2-летний мальчик скончался 30 октября 2017 года от черепно-мозговой травмы в реанимации, не приходя в сознание. Но даже после произошедшего она продолжила до ареста жить вместе с Владимиром. Некоторое время они жили в нежилом помещении ритуальных услуг, там же пришлось спать и Кириллу. Сейчас за умышленное причинение травм, повлекших смерть ребёнка, мужчине грозит до 15 лет тюрьмы.

Всё это время Алексей хотел только одного — вернуть своего сына.

— В суде доказали, что избиения были систематическими в последние три недели перед смертью мальчика, — говорит отец Кирилла Алексей. — Но мать заявила, что об этом ничего не знала. Однако показания моего сына свидетельствовали о том, что она всё видела — все эти постоянные ссадины на телах детей. Я просто хочу вернуть своего ребёнка. Я готов его обеспечить. И я не хочу, чтобы его забил до смерти очередной её сожитель.

Пока Кирилл находился в состоянии постоянного страха, адвокат женщины всячески затягивал принятие судом окончательного решения.

— Со стороны адвоката было грубейшее злоупотребление своими правами, затягивание процесса, искажение фактов, — говорит юрист Алексей Аникеев. — Дело длилось с ноября 2017 по 2 июля этого года. Ребёнок постоянно проживал с мамой, находясь в состоянии повышенной опасности.

По словам представителей отца ребёнка, адвокат заявлял бесконечные ходатайства о перерывах в заседаниях, позднее в апелляции ссылался на заболевания, ничем их не подтверждая.

На прошлой неделе суд всё-таки принял решение в пользу отца ребёнка.

— 2 июля апелляция признала законность решения об изъятии ребёнка — в ближайшее время он будет перевезён к отцу, — рассказал юрист Артём Шелудько. — Мать ограничена в родительских правах.
 

Справка:

В Липецкой области численность родителей, лишённых родительских прав, с 2015 по 2017 год сократилась в 1,3 раза (с 164 до 127), а количество родителей, ограниченных в правах, выросло в 1,4 раза (с 47 до 66).

Как рассказали в управлении судебного департамента Липецкой области, вынесение окончательного решения задержалось из-за того, что сторона матери ребёнка направляла замечания по делу и подавала апелляцию.

— Это были два гражданских дела, которые рассматривались в закрытом режиме, — говорит пресс-секретарь управления судебного департамента Липецкой области Юлия Муратова. — Оба дела судом первой инстанции и судом второй инстанции рассмотрены в установленные законом сроки. Ни о каких нарушениях гражданско-процессуальных норм речи быть не может. Вступление решения суда в законную силу отложила апелляция, дело обжаловалось в областном суде.

Сейчас отец ждёт, когда ему выдадут исполнительные листы и можно будет в сопровождении судебных приставов забрать ребёнка, так как добровольно мальчика не отдают. Вскоре 8-летний Кирилл воссоединиться с отцом, который так долго за него боролся.

Чем отличается ограничение родительских прав от их лишения?

Основным отличием ограничения от лишения родительских прав является возможность видеться с ребёнком. Согласно статье № 75 СК РФ после полного лишения родительских прав любые контакты с ребёнком станут невозможны, а вот при ограничении такая возможность для родителя останется.

Если при ограничении родитель может претендовать на получение имущества ребёнка в случае его смерти, то после лишения прав это станет невозможным. Тем не менее ребёнок сохраняет за собой право наследования от родителя, лишённого прав. Также родитель, ограниченный в родительских правах, вправе требовать алименты с совершеннолетнего при получении группы инвалидности. А вот родитель, лишённый прав, претендовать на такую помощь уже не сможет.