Прислать новость Магазин

В Липецке выступил музыкант, играющий на самой большой балалайке мира

Михаил Дзюдзе сыграл вместе c липецким оркестром народных инструментов

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

0

Читать все комментарии

647

Вчера вечером перед липчанами в концертном зале имени Т. Хренникова выступил Михаил Дзюдзе, единственный солист, играющий на самой большой балалайке мира. Он приехал в Липецк по приглашению Липецкой филармонии. Вместе с липецким оркестром народных инструментов основатель знаменитого петербургского «Терем-квартета» исполнил мелодии из популярных советских и зарубежных фильмов, а также музыку из альбомов некоторых рок-групп.

Михаил Дзюдзе рассказал корреспондентам «Моё-онлайн Липецк» о «Терем-квартете», своем инструменте и работе с липецкими музыкантами.

— Михаил, как на Вас повлияла работа в «Терем-квартете»? Какой отпечаток она наложила на Ваше творчество?

— Как вы думаете? Почти 30 лет в одном ансамбле! Конечно, повлияла! Там произошло все формирование, оттачивание мастерства, опыт, познание инструмента, его возможностей — все это произошло именно там.

— Как вы сработались с местными музыкантами?

— Отлично! Замечательный оркестр, замечательный дирижер — просто одно удовольствие работать вместе. Вместе поиграть, порепетировать, помузицировать — вот это радость от встречи. Ваш город также очень понравился, мы успели немножко погулять.

— Легко ли обращаться с таким большим инструментом?

— Несмотря на то, что 30 лет уже на нем играю, очень тяжело. Это только получается делать вид, что легко. На самом деле это колоссальный труд и большая физическая нагрузка. Переезжать с ним, передвигаться с ним трудно, неудобно летать.

— Михаил, у Вас есть уникальная контрабас-балалайка, пережившая блокаду Ленинграда. Расскажите про него поподробнее

— Ее создал известный ленинградский мастер Иосиф Галинис в 1937 году, она чудом уцелела во время блокады, в Ленинграде. Я на ней играю уже почти 30 лет, а самому инструменту, получается, уже 80 лет. Я, будучи студентом консерватории, купил контрабас-балалайку у другого студента, она валялась у него в шкафу, на ней никто не играл. После войны инструмент оказался не нужным, его забросили на шкаф. А в районе 88-го года я его приобрел, я его отремонтировал и вот с тех пор на нем играю.

— Говорят, у инструмента есть душа. Какая душа у этого инструмента? Как вы ее себе представляете?

— Душа родная уже, человеческая. Он фактически продолжение меня. Через него я выражаю на сцене то, что я хочу.

— Какая музыка больше всего подходит для исполнения на контрабас-балалайке?

— Трудно сказать, никакой музыки не было, сольно на нем никто не играл. Я в общем-то без ложной скромности могу сказать, что 2 отделения играю я один с оркестрами. Набран целый репертуар и продолжают появляться новые произведения — композиторы стали писать их специально для контрабас-балалайки!