Прислать новость

Медикаменты в каждом дворе. События в Беларуси глазами студентки

Девушки считает, что «в этой стране больше не будет, как раньше, потому что больше никто не терпит»

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

1

Читать все комментарии

310

В Беларуси вчера, 12 августа, женщины в белой одежде и с цветами выстроились в живую очередь в знак солидарности с акциями протеста, проходящими в стране с 9 августа. Ежедневно люди выражают несогласие с результатами президентских выборов, в которых, по подсчётам центрального избиркома, победил действующий президент Александр Лукашенко. Оппозиция не признала результаты выборов. По данным «Медузы», ОМОН жёстко разгоняет протестующих (с помощью резиновых пуль, слёзоточивого газа и светошумовых гранат). За три дня в разных городах страны задержали около 6 тысяч человек, не менее 250 попали в больницу и один погиб. 

Воронежская студентка Дарья, почти год назад переехавшая в Минск, рассказала корреспондентам «МОЁ! Online» о том, что сейчас происходит в Беларуси.

Силовики могут задержать тебя без причины

«Протесты сейчас в каждом городе, можно сказать, что почти на каждой улице. ОМОНа много, как муравьёв. Стоят автобусы, за ними военные машины. Силовики находятся на каждой большой площади и ходят по дворам. Это происходит и в городах возле Минска: я видела множество спецслужб в соседнем Фаниполе. Я думаю, что людей так запугивают, создают ощущение, что в городе много правоохранителей. По ощущениям, сейчас на трёх "гражданских" приходится один силовик. 

Могу сказать как очевидец: чувствуется, как белорусы и не только сплотились, и как они устали. Ты можешь идти по улице и у любого узнать, где едет ОМОН, где ходить можно, а где — нельзя, потому что ты можешь идти по двору, а силовики задержат тебя без причины. Как-то раз на четырёх мальчиков бежали силовики и кричали, что убьют их. Как на это реагировать?

Мы так шли по улице с друзьями, когда к нам подошёл ОМОН. Мы все испугались, потому что спецслужбы были настроены агрессивно. Был день, мы не шли на митинг — просто хотели посмотреть, что происходит, потому что интернета не было два дня. Вообще. И связь глушили. Сейчас я связываюсь с людьми через VPN. 

Бойцы начали задавать вопросы, смотреть на руки, чтобы не было никаких белых браслетов. В России зря говорят, что протестующие надевают белые футболки, чтобы были видны капли крови. Люди одеваются в белый, потому что в Беларуси есть два флага: официальный и неофициальный - с белым и красным цветами. Этот флаг и эти цвета стали знаками протеста. Сейчас те, кто боится ОМОНа, одеваются полностью в чёрное или в чёрно-белое, те, кто не боится, в красном или в красно-белом или просто в белом, потому они так выражают протест. 

ОМОН развернул моих друзей в другую сторону без объяснений, хотя им туда не нужно было. У меня и моего парня начали спрашивать, куда мы идём, взяли посмотреть телефон. Силовики отпустили нас, только когда увидели, что на наших смартфонах обновлялся телеграм-канал с информацией о стычках. 

Мирный протест

«Со стороны ОМОНа все настроены очень жёстко. Нам страшно выходить на большие улицы, потому что идёт стрельба, в небе видны отблески светошумовых гранат. Страшно. В этой ситуации думаешь, как остаться целым и невредимым. 

Я до конца не верила, что отключат интернет. Люди просто не выдержали и вышли на улицы. Очень много людей разных возрастов стоят с флагами, с фонариками, улыбаются, чтобы показать, сколько их. Они выражают мирный протест: я не слышала ни от кого из знакомых об агрессивно настроенных митингующих. Белорусы — очень мирные люди. Ни один мусорный бак не перевёрнут, когда люди идут строем из 50-100 человек, они останавливаются перед светофорами, не ходят по газонам. Но когда на тебя бросается ОМОНовец и без причины скручивает тебя, терпение может закончиться. 

В первые дни все пытались спрятаться во дворе. В каждом из них пишут код от домофона, показывают, где лежат медикаменты. Все из моих знакомых, кто вынужден выходить на работу, берут с собой бинты. Все готовы прийти на помощь. 

Я сама не боюсь выходить из дома: все же как-то ходят, ездят на машинах, работают. Нужно просто иметь мирную цель и всегда знать, что ответить, если спросят. За знакомых тоже не боюсь: каждый сам делает свой выбор, и я горжусь, что у них есть смелость на то, чтобы отстаивать позицию, даже если это очень страшно.

По телевизору в основном показывают президента, который не стесняется в выражениях. Он говорит, что на улицы вышли пару человек, называет их наркоманами и стадом овец, которыми руководят из-за рубежа. Но есть и телеканал БелСат, который показывает правдивую информацию. Есть версия о том, что власти знали, что всё будет происходить именно так».

Два дня без интернета и денег

«Из-за отключения интернета не работали терминалы и банкоматы. На них было написано: «Не работает по техническим причинам». 12 августа они заработали. Хотя сегодня в строительном магазине мой парень наблюдал, как из-за нефункционирующего банкомата мужчина подошёл к другому покупателю, который хотел оплатить товар наличными, и предложил ему оплатить его покупку, чтобы тот отдал ему наличные. Так сейчас у нас снимают деньги с карты. 

В основном в Беларуси пользуются долларами. Обменники работают без интернета, поэтому выход есть. Люди просто меняют деньги, когда им нужно, и мы с парнем — не исключение». 

Что будет дальше?

«Мы не планируем уезжать в Россию. Зачем? Если боишься за свою безопасность, можно просто сидеть дома. Домой же к тебе не ворвутся, ничего с тобой не сделают. 

Мы надеемся, что другие страны обратят внимание на то, что творится в Беларуси, и поднимут у себя эту проблему и вмешаются в процесс, или у действующей власти проснётся совесть, и она прекратит закрывать глаза на то, что происходит в стране. Это радужные мечты, но пока мы на это надеемся, хотя строить прогнозы сейчас — неблагодарное дело, потому что такого в Беларуси ещё не было. Ситуацию сравнивают с событиями на Украине: здесь нет раскола, все люди заодно. Радует, что многие полицейские начали переходить на сторону людей, сложили щиты во многих городах. Возможно, есть надежда на светлое будущее. Одно я знаю точно: в Беларуси явно не будет, как раньше, потому что больше никто не терпит. Людям память не сотрёшь». 

Новости других СМИ