Соседи дезертира, убитого при задержании: «Он всё мечтал совершить подвиг»

Соседи Дмитрия Перова не верят, что парень был опасен, несмотря на арсенал оружия, который он захватил при бегстве с передовой

19.01.2023 19:01
МОЁ! Online
0

Читать все комментарии

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

Тело рядового Дмитрия Перова в четверг, 19 января, из морга забрали братья и привезли в родительский дом — в липецкую деревню Новоуглянка. Там он родился и вырос, отучился в местной школе («на хорошо и отлично, поведение — исключительно положительное»), потом — в сельскохозяйственном техникуме в Усмани. Профессиональный токарь.

— Рукастый, — говорят соседи, — всё со своим станком возился. Семья у него порядочная, большая: кроме Димы ещё трое детей. Мать с отцом трудолюбивые, оба строители. Дом на два хозяина сами строили: в одной половине жили Перовы, в другой — родственники. Лет восемь назад папа Димы умер после тяжёлой болезни. Мама переехала в Воронеж, а Димка остался здесь, в Новоуглянке. Всегда приветливый, тихий, спокойный. Замкнутый, может, немного. Но чтобы агрессии или чего дурного — никогда за ним такого не было.

Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

Срочную службу Перов отслужил, от военкомов не бегал. А с 2014-го, когда начались события на Донбассе, поехал туда добровольцем. Возвращался на время — и снова уезжал. Там же — в Донецкой области — встретил девушку, которая потом стала его женой. Откуда в нём эта страсть «к военному», местные не понимают: да, и папа, и оба дяди в своё время служили, но — только срочную, моряками.

— Дима же всё мечтал совершить подвиг, — говорят в селе. — Рвался служить в спецназе в Липецке, просился туда, но его почему-то не взяли — вроде, комиссию медицинскую не прошёл. Под частичную мобилизацию не попал, и в зону СВО снова отправился сам, добровольцем. С женой — той самой, из Донбасса — прошлым летом развёлся. Из-за чего, непонятно: он её очень любил, всё за ручку по селу гуляли вместе. После Диминого отъезда дом опустел, и мама сдавала его квартирантам.

Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

Что могло произойти там, из-за чего опытный военный дезертировал с арсеналом оружия, едва ли теперь кто-то узнает. Напомню, по официальным данным Перов сбежал из разведывательного полка из зоны СВО 13 января. В этот же день соседи видели в Новоуглянке его маму: она иногда приезжала — проведывать дом. Спросили, как Дима.

— Мама такая счастливая была, улыбалась. Всё, мол, у него хорошо — буквально вчера с ним разговаривали. А 15-го она позвонила одной из соседок сама не своя: «Дима сбежал…». Мы не верим, что у него могли быть мысли кого-то убить, несмотря на то, что столько оружия унёс с собой. Если бы хотел — убил бы. Как Дима пришёл в деревню — никто не видел. Скорее всего, в ночь на 18 января, или под утро. И не в дом — тихо прошёл во времянку. Утром во двор вышла квартирантка. Заметила его. Он палец к губам приложил: мол, тсс, тихо. Что же он её в заложники не взял, раз такой, как говорили, «опасный»?

Перов был застрелен при задержании 18 января — в огороде соседского дома. Похоронят его в пятницу, 20-го, на кладбище в Новоуглянке — рядом с отцом.

Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

Подробный репортаж из Новоуглянки читайте в ближайшем номере «МОЁ!», 24 января, и в «МОЁ! Плюс».

Новости других СМИ